Краткая история китайской мебели до начала периода правления династии Мин - часть 5


В своей работе Вэнь Чжэньхэн много говорит об использовании мебели из бамбука, кроватях (чуан), книжных шкафах шусян, табуретах (дэнцзы) и подставках для ног (цзяодэн). По его мнению, лучшие кресла для медитации чаньи изготавливаются из тянтайского бамбукового тростника. И хотя использование мрамора в качестве материала для изготовления мебели характерно именно для цинского времени, Вэнь в своем труде не без благосклонности упоминает об использовании мрамора в качестве материала для рам кровати, вставок в спинки кресел и панелей ширм.

Вэнь Чжэньхэн был правнуком Вэнь Чжэнмина, величайшего ученого - литератора эпохи Мин. Трудно сказать каким образом его труд повлиял на формирование художественно эстетических взглядов эпохи, однако без сомнения помог нам составить представление о художественных предпочтениях того времени.

Дальнейшее усовершенствование и развитие мебельной традиции в период правления Цин

Цин. Сяо Гуанчао. У Цзинвэнь «Двенадцать красавиц». Свиток на шелку. Фрагмент.Из собраний Пекинского Музея Гугун.
Цин. Сяо Гуанчао. У Цзинвэнь «Двенадцать красавиц». Свиток на шелку. Фрагмент.Из собраний Пекинского Музея Гугун.

Падение в результате внутриполитического кризиса правящего дома династии Мин в 1644 году ознаменовалось приходом к власти и завоеванием Китая маньчжурами. Как и в юаньскую эпоху, во главе огромной страны с многочисленным населением и богатейшими культурными традициями в очередной раз оказались иностранные представители малочисленного этноса, сохранившего нравы и обычаи полукочевого племени. Завоевание Китая не носило характера нашествия в полном смысле этого слова. Маньчжуры были приглашены минскими властями, бывшими не в состоянии собственными силами совладать с многочисленными крестьянскими восстаниями. Всё, что оставалось сделать маньчжурам после ввода своей армии в Пекин, так это законодательно оформить приход к власти нового правящего дома. Подобно монголам маньчжуры признавали авторитет китайских духовных ценностей и пытались в полной мере перенять политический опыт китайской цивилизации. Они полностью сохранили политическое устройство, его управленческие структуры и институты власти, заняв в них привилегированное положение.
Что касается мебельного производства, то наряду с сохранением старых традиций в это время намечаются и новые тенденции. Примерно в период правления Канси (1662-1722), Юнчжэна (1723-35) и Цяньлуна (1735-95) эстетический идеал «изысканной простоты» начинает уступать место формальной вычурности, пышной орнаментации с излишеством декоративных деталей, смешением различных форм и стилей. На собрании из двенадцати свитков, датируемых началом ⅩⅧ века чрезвычайно реалистично изображены предметы мебели, выполненные из дерева, лака, крапового бамбука, корневой системы дерева и фарфора. Несмотря на традиционную, казалось бы, форму, мебель выглядит новаторской, хотя и страдает отсутствием чистоты линий и прочности конструкции, свойственных мебели предшествующей эпохи.
Записи из архивов императорских мастерских периода правления Цяньлуна свидетельствует о том, что мастера-краснодеревщики, приглашавшиеся на работу ко двору, были преимущественно выходцами из провинции Гуандун и города Сучжоу, регионов, традиционно славящихся умелыми мастерами. В то время мебель изготавливалась из самых различных материалов: лака, различных пород древесины, включая хуали, цзытань, цзичиму, наньму, юйму, сунму, дуаньму, шаньму, байму, хуанянму, а также различные их комбинации. Мастера-краснодеревщики активно использовали для работы перегородчатую эмаль, стекло, нефрит, серебряную и золотую инкрустацию.

Цин. Сяо Гуанчао. У Цзинвэнь «Двенадцать красавиц». Свиток на шелку. Фрагмент. Из собраний Пекинского Музея Гугун.
Цин. Сяо Гуанчао. У Цзинвэнь «Двенадцать красавиц». Свиток на шелку. Фрагмент. Из собраний Пекинского Музея Гугун.

Наиболее значительные изменения в мебельном декоре произошли в Китае в период правления императора Цяньлуна. Подобно другим своим предшественникам, Цяньлун преклонялся пред стариной, что во многом определило стилистику всего того, что производилось в императорских мастерских. Будучи сам большим поклонником изобразительных искусств, Цяньлун лично принимал участие в разработке и изготовлении предметов мебели из сандала, а также занимался резьбой по нефриту. Его пристрастие к мебели из сандала, выполненной в гуандунском стиле в подражание древним, отразило то, что известно в наши дни как мебель в стиле императора Цяньлуна. Экспедиция, снаряженная цинским правительством в Бирму в конце ⅩⅧ века позволила возобновить торговлю и наладить поставки из района Дали провинции Юньнань особого рода местного мрамора, который стал позднее использоваться для декоративной отделки мебели. Обеспокоенные нехваткой запасов наньму и сандала, которая стала очевидной уже в период правления Юнчжэна, власти монополизировали право на использование ценной древесины в правление Цяньлуна. К концу ⅩⅧ века, дворцовые запасы сандала почти полностью иссякли, что заставило мастеров использовать ценную древесину только в качестве шпона для мебели, изготовленной из более дешёвой древесины. Дорогому и дефицитному сандалу была найдена более дешёвая замена в виде махагона, древесина которого при покрытии её прозрачным красновато-тёмным лаком прекрасно имитировала своего более дорогого собрата.
Иезуитские миссионеры, постепенно завоевавшие симпатии императорского двора за свои глубокие познания в области науки и техники, знакомили двор со стилями, техникой и приемами западной художественно-декоративной отделки. Именно таким образом состоялось знакомство дворцовых мастеров со стилем барокко. После опиумной войны в 1840 году западное влияние на Китай значительно усилилось. Смешение китайского и западного стиля в искусстве, в том числе в мебельной традиции, становится всё более отчётливо, особенно заметна данная тенденция в крупных городах и прибрежных районах, где контакты с иностранцами носили регулярный характер. В меньшей степени это влияние было заметно в более удалённых вглубь материка районах, например в провинции Шаньси, где мебель продолжали изготавливать в лучших сунских, юаньских и минских традициях. Ухудшение экономических условий и ослабление политической структуры в начале ⅩⅨ века в целом негативно сказалось развитии мебельного производства и мебельной традиции того времени.