Краткая история китайской мебели до начала периода правления династии Мин - часть 3


Местечковая мебель периода правления Мин

Наставления по плотницкому делу минского периода «Лубаньцзин» являются важнейшим документом, проливающим свет на понимание того, что представляла собой мебель данного периода, а также культ Лубаня, покровителя столярного ремесла. И хотя наиболее ранняя версия данного документа, дошедшая до нас, датирована периодом правления Ваньли (1573-1620 г), текст документа, судя по всему, представляет собой компиляцию из различных источников, относящихся как к раннему, так и среднему периодам Мин, снабжённую иллюстрациями периода Ваньли. Во вступлении говорится, что публикация работы совпала с организацией гильдии мастеров в северной столице (Пекине).

Вторая часть наставлений содержит записи о более чем пятидесяти различных типах мебели. Кроме большого количества хорошо известных форм описано множество различных типов кроватей с балдахином, складных столов, ларей, круглых столов, сундуков для хранения лекарств. Однако с удивлением можно констатировать факт отсутствия каких либо упоминаний о повсеместно используемых в то время складных табуретах (мачжа), столах для использования на кане (канчжо), книжных шкафах (шуцзи ) и консолью с выдвижными ящиками и потайным отделением (мэньхучу). Работа носит общий характер и страдает отсутствием описаний и разъяснений. Однако, очевидно, что руководство предназначалось именно мастерам, работающим исключительно с деревом, так как оно не содержит описаний приёмов работы с бамбуком, камнем, мебелью из фарфора, подгонки фурнитуры, резным или обычным лаками. В работе полностью отсутствуют какие-либо упоминания о ценных породах твердой древесины.
Вся описанная выше мебель выполнена в простом, характерном для Мин стиле без лишних украшений. Кроме обычно встречающихся декоративных мотивов, можно отметить достаточно редкие, такие как резьба в виде головы безрогого дракона (обычно на плечах ножек столов), ваньцзы (в виде изгибов), рельефный травяной, парные лотосы, и часто встречающаяся резьба в виде солнца, луны и хобота слона. Резьба в виде дракона, феникса, линчжи, жуи а также стилизованные иероглифы, носящие характер благопожелательной орнаментации полностью отсутствуют, что свидетельствует о том, что «Лубаньцзин» был составлен до начала позднего правления Мин, когда эти декоративные мотивы вошли в моду.

Несмотря на то, что между дорогой мебелью, описанной выше, и той, что упоминалась в «Лубаньцзин», можно повести определённые корреляции, все же именно мебель из «Лубаньцзин» относится к типу, характерному для большинства хозяйств среднего и малого достатка. В другой главе «Лубаньцзин» упоминаются несколько сельскохозяйственных орудий и построек, таких как воздушные меха, амбары для хранения зерна, загоны, орудия для ирригационных работ, телега с одним колесом и прочее. Примечательно, что клетка для курицы попала в один раздел со стационарными ширмами (липин), а тележка для перевозки воды была упомянута после чапань.
В книге “Chinese Furniture”, изданной в Лондоне в 1988 году, исследователь Крэг Клаус высказал мысль о самодостаточном характере деревенских хозяйств периода раннего и среднего правления Мин. Каждое хозяйство в той или иной степени занималось разведением цветов, рыбы в прудах, выращиванием фруктов и овощей. Очевидно с точки зрения деревенского хозяйства, говоря об орудиях труда описанных в «Лубаньцзин», слово мебель следует понимать как «домашний инструмент», более широкое понятие, которое включает в себя «орудия деревенского домашнего хозяйства».

Поздний период правления Мин: Социальная динамика и мебель

С другой стороны, художественные предпочтения императорского двора, несомненно, оказывали влияние на формирование художественных вкусов китайского общества в целом. Социальная структура традиционного китайского общества включала в себя помимо членов и приближённых императорской семьи, такие крупные классы, как военные и гражданские чиновники, крестьяне, ремесленники и торговцы. Это деление достаточно условно, поскольку не отражает в полной мере ни классовый состав китайского общества, ни взаимосвязи его отдельных групп, более того никоим образом не ассоциируется с мебельными предпочтениями и вкусами. Тем не менее, в то время уже существовали детально разработанные правила и уложения, касающиеся вопросов внешней атрибутики и различий чиновничьих рангов, размеров и стиля разрешенных застроек, призванных служить определенным указателем социального статуса своих владельцев.

Мин. Ду Цзинь «Собрание восемнадцати ученых мужей свиток 2» Свиток на шелку. Из собраний Шанхайского Музея.
Мин. Ду Цзинь «Собрание восемнадцати ученых мужей свиток 2» Свиток на шелку. Из собраний Шанхайского Музея.

Кандидаты на должности в чиновничьем аппарате получали классическое конфуцианское образование и должны были пройти сложные аттестационные экзамены на получение должности. Высокие нравственные качества кандидата, самодисциплина и скромность в быту должны были служить примером подражания в обществе, подверженном перманентным кризисам, вызванным коррумпированностью, нравственным упадком и вечным стремлениям правящего класса к богатству и роскоши. Образцовый чиновник-конфуцианец должен был вести скромную, умеренную жизнь, избегая впадать в крайности и предаваться роскоши. Говоря о мебельной обстановке того времени, можно предположить, что мебель была похожа на ту, миниатюрные модели которой были обнаружены в захоронении двух мелких чиновников по имени Пань Юньчжэн и Ван Сицзе. Характерная простота форм и минимальный декор как нельзя лучше соответствовали конфуцианскому идеалу изысканной простоты. Большинство предметов мебели этого периода, выполненных из хуанхуали , попадают именно в данную категорию.

Стремление к роскоши и расточительству прямо противоречило конфуцианской идеологии и рассматривалось как дестабилизирующий фактор общества. Наверное, именно по этой причине известные своими несметными богатствами в период раннего правления Мин выходец из Сучжоу Шэнь Ваньсань и влиятельный сян по имени Ян Сун стали объектами общественной критики, хотя имущество обоих даже не было конфисковано. Сохранившиеся описи их имущества, содержат подробные описания табуретов (дэнцзы), кресел (и), кроватей (чуан), столов (чжо), чайных столиков (чацзи), ширмах из резного лака (дяоци пинфэн) и прочей домашней утвари представляющей собой предметы роскоши.

Не самым лучшим примером для подражания был и сам император, сын неба и его наместник на земле, и его приближенные. В поздние годы правления Мин реальная власть оказалась в руках придворных евнухов. Установлению господства евнухов способствовали личные качества императоров, сидевших на троне после Чжу Ди. Это была вереница тупых посредственностей, жестоких самодуров и безмолвных ничтожеств. Всех их объединяли лень и отвращение к государственным делам. Думая лишь о развлечениях и наслаждениях, по сути, номинальные государи, отдали управление страной на откуп придворным кастратам. Гаремные утехи, изысканные трапеза, обильные возлияния и пышные церемонии занимали почти все их время. Небывалый размах приобрела погоня за драгоценностями и предметами роскоши. Так у одного из влиятельнейших минских евнухов Лю Цзиня, фактически правящего страной за императора Хоучжао, в подвалах хранилось более 92 тонн золота и около 2 тысяч тонн серебра, груды драгоценных камней, 500 золотых сосудов и прочие богатства.
Хотя к тому времени ценная тропическая древесина ужа давно использовалась для производства мебели, повсеместное появление в 16 веке мебели из ценных пород, связывают со снятием запрета на морскую торговлю в 1567 году. Китайские торговые корабли могли теперь свободно заходить в порты Юго-восточной Азии, откуда главным образом экспортировались в Поднебесную ценные породы твердой древесины. Со времен правления императора Ваньли сохранились соответствующие записи, свидетельствующие о том, что слоновая кость, розовое дерево, белый сандал, черный сандал, эбеновое дерево, куриное крыло, повсеместно использовались при производстве мебели для нужд двора. Тот факт, что ни на одном предмете мебели из ценной древесины нет пометок, похожих на те, что имелись на мебели из лака и свидетельствующих о времени производства, говорит о существовании на тот момент времени двух независимых самодостаточных ремесленных традиций.