Краткая история китайской мебели до начала периода правления династии Мин - часть 1


История китайской мебели и процесс её эволюции насчитывает не одну тысячу лет и хорошо задокументирован. Существуют свидетельства, говорящие о том, что ещё 7000 лет назад техника столярного производства древнего Китая уже достигала достаточно высокого уровня. Так, например, в Хэмаду при строительстве каркасных строений неолитического периода уже активно использовались гнездовые и шиповые соединения. Археологам также удалось установить, что все строения воздвигались с учётом дневного вращения солнца. Однако образцов мебели периода неолита не сохранилось.

Сун. Лю Суннянь. «Архат». Свиток на шелку. Из собраний Тайбэйского Музея Гугун
Сун. Лю Суннянь. «Архат». Свиток на шелку. Из собраний Тайбэйского Музея Гугун

Изображения самых ранних прототипов столов и платформ были обнаружены на гадательных костях в захоронениях, относящихся к периоду династии Шан. Низкие столы, подставки под руку, подушки, кровати, сундуки, подставки и низкие ширмы, найденные на раскопках захоронений периода Западной Чжоу, представляют собой предметы быта правящего аристократического класса. Декоративный стиль мебели, найденной при раскопках на территории древнего царства Чу варьирует от изысканно простого до богато украшенного. Поверхности мебели во много слоев, покрытые красным и черным лаком и затем украшенные резным узором, передавали характерную игру контраста, обогащая декоративные сюжеты. Использованные для отделки предметов мебели приемы контурной, рельефной и сквозной резьбы свидетельствовали о высоком уровне чуских мастеров. В древнем памятнике того времени “Чуцы” сохранились упоминания о декоративных узорах, используемых для художественной отделки дверей и окон, что также говорит о достижениях в области строительства.

Сун. Лю Суннянь. «Архат». Свиток на шелку. Из собраний Тайбэйского Музея Гугун
Сун. Лю Суннянь. «Архат». Свиток на шелку. Из собраний Тайбэйского Музея Гугун

Материальная культура династии Хань свидетельствует о том, что пол продолжает оставаться основным уровнем жилого пространства. В древних памятниках письменности упоминается о том, что высоко ценится мебель, изготовленная из красивой древесины, а также украшенная черепашьими панцирями или слоновой костью. Плетеные циновки, использовавшиеся как для сна, так и для сидения в течение дня, становятся единицей измерения площади помещения. В ханьских настенных фресках и гравюрах на камне встречаются изображения некого подобия топчана (та), служившего, вероятно, почётным местом для хозяина или важных гостей. Во времена Хань топчан для сидения назывался «та», в то время как более длинный топчан, предназначенный для сидения и возлежания, назывался чуан 牀. Отдельные низкие подставки под руки и спинки обеспечивали дополнительный комфорт сидящему на топчане или полу человеку. Декоративные ширмы, которые обычно устанавливались за топчаном, помимо того, что обозначали статус хозяев и играли декоративную роль, имели и чисто утилитарное предназначение, служа защитой от сквозняков. Это отражено в этимологии слова пинфэн. Помимо собственно одежды, которая должна была спасти человека от холода, в холодное время года использовались небольшие жаровни. Найденные при раскопках сундуки, изделия из лака, бамбука, керамическая утварь, лари и вешалки для одежды, позволяют предположить, что домашнее хозяйство каждого аристократического дома времён Хань было хорошо меблировано.

Северная Ци. Ян Цзыхуа. Свиток на шелку. Из собраний Бостонского Музея.
Северная Ци. Ян Цзыхуа. Свиток на шелку. Из собраний Бостонского Музея.

О многих аспектах материальной культуры ханьского времени можно судить по миниатюрным моделям предметов, найденных в захоронениях. Среди них зачастую находят и модели усадеб, выполненные из обожженной глины и достаточно точно отражающие реально бытовавшие прототипы. Керамические модели жилищ и каменная гравюра отразили особенности архитектуры того периода времени. На объёмной резьбе могильной плитки в Чэнду изображён целый жилой комплекс, обнесённый стеной и имеющий вход с южной стороны. Состоящее из трёх секций здание не имело межсекционных перегородок. Роль разделителя внутреннего и внутреннего пространства исполняли ширмы и занавески, предохранявшие жильцов дома от сквозняков и солнечного света.

Во времена правления Хань границы китайского государства простирались значительно дальше современных. В период правления императора Линди (168-88 г.), в Китай начинают проникать предметы бытовой культуры соседних с Китаем кочевых племён. Так, например, всем хорошо известна любовь Линди к складному стулу «хучуан» (букв. варварское. Эти компактные складные стулья использовались кочевыми племенами северо-западных регионов для посадки и спешивания с лошади. Популярность варварского сиденья, в совокупности с проникновением с востока похожих на трон помостов, которые неизменно ассоциировались с буддизмом, знаменовало собой переход всей совокупности навыков бытового поведения древних китайцев, связанных с использованием пола как основного уровня жилого пространства, на уровень стула.

Тан. Янь Либэнь. Свиток на шелку. Из собраний Тайбэйского Музея Гугун
Тан. Янь Либэнь. Свиток на шелку. Из собраний Тайбэйского Музея Гугун

С проникновением в Китай буддизма расширялся и ассортимент предметов для сидения. В буддийских пещерах на фресках и скульптуре времён Южной и Северной Династий повсеместно встречаются изображения кресел, плетёных из соломы или. Так, в одной из пещер в Юньгане, относящихся к периоду Северной Вэй имеется изображение буддийского наставника, восседающего на большом кресле (баоцзо), в окружении учеников, сидящих на невысоких табуретах (дунь). Во время интенсивного культурного обмена, характерного для данного периода времени, на протяжении всего Шелкового Пути просматриваются и следы влияния западной архитектуры. Так классический греческий пьедестал, очевидно, послужил прототипом топчана «сюймуцзо», сидя на котором, буддийские священники вели свои проповеди. В скульптуре и фресках данного исторического периода запечатлены прототипы тех предметов для сидения, что стали использоваться для медитации и самосозерцания более тысячи лет спустя.

Тан. Автор неизвестен. «Дворцовые радости». Из собраний Тайбэйского Музея Гугун
Тан. Автор неизвестен. «Дворцовые радости». Из собраний Тайбэйского Музея Гугун

Расцвет китайской империи времён династии Тан сказался в росте культурного влияния материальной культуры Китая на сопредельные государства. На фресках из Дуньхуана сохранилось изображение кресла, по форме очень напоминающего кресло, выполненное в «китайском стиле» и относящееся примерно к этому же периоду времени из собраний Императорской сокровищницы в городе Нара (Япония). К этому времени высокие стулья, а затем и столы, постепенно приобретают всё большую популярность у правящего класса. Картины со свитков периода Тан, часто изображают придворных, сидящих на украшенных изящной резьбой скамьях и табуретах. Картины и настенные фрески танского времени говорят о вхождении в моду ящикообразных платформ для сидения, которые дополнительно оборудовались пологом, что позволяет говорить о появлении прототипа кровати с канопе.

 Мин. Тан Янь. Ночная пирушка Хань Сицзая». Свиток на шелку. Из собраний Пекинского Музея Гугун
Мин. Тан Янь. Ночная пирушка Хань Сицзая. Свиток на шелку. Из собраний Пекинского Музея Гугун

Такой способ сидения полностью прижился в аристократических кругах Тан и периода Пяти Династий. Свиток Ⅹ века, позволяет составить представление о мебели того периода. Гости восседают на больших П-образных кроватях, которые с трех сторон имели перегородки в виде декоративных ширм. Некоторые из гостей сидят, свесив ноги, другие сидят со скрещенными ногами на стульях со спинками в виде дуги лука, и сиденьями, драпированными шёлковыми чехлами. Музыканты сидят на достаточно больших по размеру круглых табуретах типа «юаньдунь» Вино и угощение выставлены на высоких столах. Большие стационарные ширмы с филёнками, украшенными картинами, служат для разделения пространства. Кровати с канопе драпированы парчой. Рядом с кроватью стоит вешалка, на которой висят одежда и покрывало.